Главная |  MIDI |  Проект Алана Парсонса |  Поэзия Эдгара По |  Пропавшая экспедиция С. Леваневского |
 Мой Сахалин |  New |  Херсонская страница |  Автора! |

Review of The Alan Parsons Project

Tales of Mystery and Imagination (1976) 1976 Tales of Mystery and Imagination
Эта дебютная пластинка APP с восторгом была принята слушателями и критиками. Если рассматривать эту работу на фоне всего музыкального творчества Алана, то она стоит особняком. Взяв за основу новеллы Эдгара По, Парсонз решил максимально приблизить свой «литературный сборник» к духу прототипов. Начинается диск со слепленных вместе треков A dream within a dream и Raven, ставшие бессмертными хитами на всех концертах и сборниках. Красивая динамика короткой интсрументалки, в которой прелюдия выражена в виде «волны» иструментов, напоминающую клубок воспоминаний, захватывающих человека, появляющийся из ниоткуда волнующий бас и раскат ударных, практически сразу затихающих вводят слушателя в мир мистики Э. По. Композиция Raven мощно окрашивает настроение мощными всплесками под крик Ворона “Nevermore”. Здесь Алан использовал свой голос, обработанный вокодером - по тем временам весьма передовым приемом. Следующая композиция уже более напористая, с мощным надрывным вокалом, кричащим, бьющимся как то самое Сердце сказочника, о котором писал По. Отмечу, что в середине песни есть великолепный мистический эпизод, который создает иилюзию окончания истории. Рассказ про Бочонок Амонтильядо все почитатели По хорошо знают, Алан представляет ее в стиле баллады со скрипичным аккомпониментом, местами используя фирменное битловское многоголосье, но вдруг баллада обрывается и превращается в шквал совершенно неожиданного сочетания инструментов. Затихая мы слышим шум посетителей мистического заведения (скорее всего намек на Короля Чуму), звон кружек и прочие аттрибуты и здесь, внимание-великолепный Джон Майлз поет хит - (System of) Dr. Tarr and Pr. Fether. Великолепная гитарная тема делает эту композицию во истину роковой. Тема рассказа очень хорошо передана в текстах песни - не это ли государственный переворот, где сумасшедшие становятся психиатрами, а психиатры-пациентами сумасшедших, а метод лечения оных прост - облить смолой и обкатать в перьях. Сюит, аналогичных «Падению дома Ашеров» попросту не было. Эта вещь не просто украшение альбома, а своего рода заявление Парсонза о том, что рок-проект можно представить симбиозом симфонической, электронной и акустической аранжировок одновременно и получить на выходе мощнейший образец психоделической композиции с прологом, основной частью, кульминацией и развязкой. Собственно одноименный рассказ Эдгара По на удивление близок по эмоциональному настроению к этой сюите. Герой действительно приезжает в родовое поместье, чувствует тревогу за сестру, дом действительно раскалывается и падает и это слышно как огромный оркестр имитирует это падение. Стопроцентное попадание. Баллада To One in Paradise очень гармонично завершает альбом, тем самым снимая эмоциональное напряжение сюиты и открывая солнечную сторону поэзии великого американского писателя.
© 2005 Powerlion
I Robot (1977) 1977 I Robot
Вторая пластинка The Alan Parsons Project навеяна так же литературой, а именно новеллами. На этот раз проба музыкального пера пришлась не на мистику, а фантастику знаменитого Айзека Азимова. Смотрим на роботов и… не хотим быть такими как они. Первая вещь-собственно и есть самоопределение робота. Она вообще вся-как Робот. Электронные мозаики, красивый ритм, композиционное развитие, постепенное насыщение звуковой картины-и все плавно и мягко, подкрепляется соло на мандолине - судя по всему, одним из немногих живых инструментов на композиции. Заканчивается она так же мягко, давая место вступлению хиту I wouldn’t want to be like you. Это одно из самых красивых мест альбома на мой взгляд-похожие на клокотание приближающего вертолета гитарные риффы, подпрыгивающий как мячик бас, вторящий ему орган и шквал барабанов - Ленни Закатек сообщает нам как ему все равно и он не хочет быть таким как ты. Это мысль робота? Первая, которая пришла ему в голову, когда он увидел человека. Прекрасное соло и финал для такой лаконичной вещи. Some other time - настольгия по чему то тому, что не было и не будет. Прекрасная баллада, с грустинкой и надеждой. Здесь Парсонз раскрывает свой звук-характерный синтез пафосных духовых, гитарное соло, балладное пение-очень напоминает этим уже знакомый нам Бочонок Амонтильядо. Но пойдем дальше-роботы ведь ломаются и болеют, о чем Парсонс и рассказывает нам в следующей вещи Breakdown - Поломка. Очень резкая композиция, богатая электрогитарными эффектами, прекрасно записан хор, который гармонично перекликается с вокалистом. А вот Don’t let it show - опять хит, удача просто преследует авторов Алана и Эрика, они могут не только делать масштабные концептуальные вещи, но и лихо втискивать в них запоминающиеся и прекрасные мелодии. Эта как раз из них. Да и говорится здесь-что бы там ни случилось-не подавай вида, не сдавай меня. Судя по всему появился уже разумный робот. Вторая сторона диска содержит аж 3 инструментальных трека. А открывает ее песня Голос, которая провозглашает повсеместное присутствие старшего Брата, становится уже совсем не по себе, тревожный симбиоз звуковых приемов и строгий бас усиливает это ощущение. Но песня заканчивается, сменяя себя этаким нечто, что напоминает больше вид копошащегося под микроскопом… может быть биомассы или еще чего-то фантастического, название говорит за себя - Ядро Атома или Клетки-вопрос открытый, от этого трека остается очень интересное ощущение-расслабление, ты как будто сидишь на берегу и тебя окатывают волны океана, полные золотых искор, мелких рыбок и прозрачной паутины. Следующая вещь Day after day (the show must go on) гармонично накатывает ощущение расслабленности и отчужденности, но тексты говорят другое-не проспи, день за днем и ты можешь не успеть, и замок в Испании не построишь. И не зря, потому как следующая вещь Total Eclipse очень все доходчиво объясняет. Мощная волна бьет по голове и ты понимаешь-что роботы уже перевернули все верх дном, тревожный хор, близкая к какафонии симфоническая каша, взрывы и затишье - настощий катаклизм. Но все кончается и мы видим, что и этот кошмар закончился. Следующая вещь являет собой возраждение эры человека, поднимается что-то могучее, свежее из старых руин, опять мы слышим красивый ритм с реверберацией, знакомый нам по Nucleus и красивую мелодию, постепенно насыщаемую инструментами, и в апогее ее сменяет мощная гитарная тема. Альбом обладает своим собственным лицом, уникальным звучанием, динамическим характером-мягким и басовитым.
© 2005 Powerlion
Pyramid (1978) 1978 Pyramid
Третья пластинка тандема Парсонз-Вулфсон в отличие от предыдущих характеризуется теплым звучанием, как бы компенсируя мрачность и некую напряженную эмоциональность предыдущих двух. Звучание Пирамиды солнечно, пространственно, спокойно, создается впечатление, что настало вечное лето и приятное одиночество после тяжелой борьбы и терпения. Египет, долина Нила, пески, солнце, сами Пирамиды оживают на этой пластинке. Открывает диск композиция Вояжер. Путешественник отправляется в путь, первые аккорды-ослеплени солнцем, вихри песка, поднимаемого с барханов ветром, зыбкое дрожание воздуха и путь-длинный путь вдоль великой реки. Такая картина рисуется благодаря великолепным аудио-эффектам этой коротенькой инструменталки. What goes up… практически есть продолжение путшествия и рассуждение о вечности, которая была оставлена в пустыне, вокал Дэйва Патона и замечательный рефрен с гитарным соло и коротким маршем духовый делает короткую композицию яркой и акцентирует размышления путника, его неуверенность в сделаных выводах. После окончания второй вещи создается ощущение, что путник устал и решил присесть отдохнуть и насладиться окружающей природой. Понимая тщетность поиска истины он понимает простую вещь, глядя на пролетающего мимо орла-жизнь ради любви, летающий орел-символ свободы и любви в этом прекрасном мире. The eagle will rise again-одна из прекрасных баллад, спетых Колином Бланстоном, дебютировавшим в Проекте. Но вот звучат аккорды One more river-призывающего путника двигаться дальше, ведь в этом пути «еще одна река, еще один мост и еще одной ношей меньше». Динамичная, но при этом не вредящая общему настроению альбома песня, «роковый» Закатек придает этой песне призывный акцент. В продолжение «Реки» вступает Can’t take it with you, размеренный ритм которой как бы говорит-все правильно, встречаются помимо рек и мостов еще люди и много всего неясного, но одно становится ясным-с собой все не возьмешь, чтобы ты не делал, наш путник начинает многое осозновать. В песне слышны звук, похожий на кастаньеты, ставший любимым аранжировочным приемом Алана. Вторую сторону пластинки открывает инструментальная композиция In the lap of the gods, практически одна из моих самых любимых-слушая ее можно самому запрыгнуть на колени к Всевышнему, богатая композиционная динамика, интригующее начало с колоколами, волынкой и резким органным ударом по ничего не подозревающим ушам, хор, поющий на латыни, солос на цимбалах, похожее на I robot-и все это уместилось в 5 с половиной минут. Пирамидальность этой композиции более чем неоспоримая, она олицетворяет встречу утомленного спутника с одним из чудес света. Логическим продолжением следует композиция Pyramania, шутливая песня о человеке, помешавшемся на чудодейственных свойствах Пирамид, желающего их проверить и использвать, но все что он имеет-это «боль в шее и яп-яп-яп», как некое волшебство в середину песни вклеивается космический рефрен, что на фоне ритмики и характере песни выглядит неожиданно. По окончании песни неотрывно следует инструментальная композиция Hyper-Hamma-Spaces, красивая вещь в стиле Дидье Маруани, судя по всему авторы показали связь удивительных построек древних египтян с вселенной, «скачущие» звуки, похожие на метеоритный дождь, быстрая ритмика отражает динамику жизни во вселенной-другой аналогии я не нахожу. Как контраст вырастает заключительная баллада Shadow of a lonely man, которую исполняет Джон Майлз, путник приходит к финишу-эта черта-смерть и одиночество, его жизнь становится тенью одинокого человека, который уходит, а пирамиды остаются. Это не песнь отчаяния, это песнь светлой грусти повествует о быстротечности жизни.
© 2005 Powerlion
Eve (1979) 1979 Eve
Четвертая пластинка Проекта коренным образом отличается от своих предшественников. Учитывая заслуги Парсонса за предыдущий период можно с уверенностью сказать, что она получилась слабоватой. Нельзя сказать, что песенный материал подкачал или аранжировки оскуднели, по отдельности практически каждая вещь достойна похвалы, есть очень сильные хиты, но целостность альбома растворяется, нет ощущения «сюитности». Однако это не означает, что альбом начисто лишен концепции, просто тема, выбранная для «Евы» на сей раз ничего с мистикой не имеет общего: диск посвещен отношениям между мужчинами и женщинами. Причем, если вы сразу подумали о романтике, вечной любви и т.д., то глубоко ошибаетесь. Напротив, альбом выкристаллизовывает уродское и нелицеприятное, скорее это психоанализ отношений. Недаром на обложке изображены женщины в шляпках, с вуалями, весьма симпатичные, но если внимательно приглядеться к фотографиям-моментально содрогаешься от неожиданного открытия-затененные стороны лиц, скрытые под вуалями обезображены бородавками и экземами. Уверяю-сразу этого не заметишь и в этом усиление эффекта. Так что героиня пластинки-Ева, а не Адам, Адам здесь-лишь жертва партнерши. Итак, слушаем первую сторону. Открывает альбом великолепнейшая инструментальная пьеса Люцифер, слушая которую уже мысленно готовишься к продолжению Я Робот. Она близка по аранжировке известной нам уже инструменталки, так же космическая магия ее навевает мысли о вселенной и т.д. и т.п. Ритмика выбрана несколько иная, чем в Роботе. Но Люцифер страшнее всяких роботов, видимо он овладел душой женщины и правит неразделимо-собственно такой вывод напрашивается сам собой. Вот со второго трека становится понятным, что никаких арт-роковых симфоний на альбоме не будет. «Ты валяешься рядом с собаками» (такое уж аппетитное название-ничего не поделаешь) есть признание мужчины в том, что он любит несмотря на… и далее понеслось-холодная, глупая, черствая, с собаками лежит. Но любит… мало кому незнаком этот парадокс, Ленни Закатек великолепно спел гимн несчастного мужчины в стиле хорошего залихватского рока. Тема проблемы глупых доминирующих женщин развивается в песне I’d rather be a man. Что тут скажешь-у Нее все фальшиво-даже золотистые волосы на самом деле черны, и уж лучше быть мужчиной, чтоб не быть похожей на Нее. Однако он все знает и все видит-и его не обманет Она. Кем же тогда является лирический герой? Ответа нет. Да и неважно-идея песни и так ясна. Динамичная вещь, с небольшим вокальным надрывом и электронными пульсациями. Хорошая, добротная песня, ни много ни мало. Четвертый трек-баллада брошенного мужчины. Готов бежать на край света за ней, ждать всю жизнь и все такое, даже когда все вокруг говорят, что ты полный идиот, будешь стоять на своем. Вот такой вот мазохист, который является отличной мишенью для нашей доминирующей героини. Песня грустная и с грустным названием You won’t be there-Тебя здесь не будет. Ну и понятно кого и почему не будет здесь. Опять здесь Парсонс прибегает к опыту коллеги Эндрю Пауэлла, насыщая духовыми и симфоническими инструментами аранжировки. Следующая вещь-шедевр Winding me Up. Задор и динамика, искрометные проигрыши на трубе, кларнете, фоно, песни заставляют слушателя признать-альбом отличным, несмотря на несколько заурядные два предыдущих трека. Конечно, еще были добавлены переходы между треками-в том числе-например, звук поворачивающегося заводного ключа в музыкальной шкатулке или игрушки. И опять здесь авторы касаются мужчины, которого несет волна эмоций и он не в силах им противиться, хотя вроде и хочет оставаться самим собой. Вторую сторону диска открывает хит Damned if I do-одна из самых великолепных песен Проекта. Ленни Закатек показал здесь великолепное эмоциональное пение, напористость, проникновенность и динамичность этой вещи невольно заставляют переслушивать ее снова и снова. Соло Бейрнсона, оркестр Пауэлла гармонично обогащают аранжировки и вырисовывают кульминацию. Песня-протест, с одной стороны герой видит проблему, с другой стороны понимает, что не знает как можно с ней справиться, ведь сила любви огромна. Будь я проклят, но я же люблю тебя… Don’t hold back. А вот беспрецедентный момент альбома-поет женщина, да и не просто женщина, а знаменитая Клэр Торри, чей вокал знаком по альбому “The dark side of the moon” Pink Floyd. Авторы дали возможность Еве высказаться в 2 треках на альбоме. Хорошая поп-композиция, но после Damned слушается как то слабовато, видимо те инструкции, которые в ней изложены далеки от эмоционального. Собственно она открывает горе-евам горизонты существования: Don’t allow… Don’t rely… Don’t hold back… комментарии излишни. Следующая инструментальная вещь Secret Garden позволяет отойти немного от темы и пофантазировать, что ж за секретные сады и что в них произрастает. Видимо яблоки раздора или что-то не менее легендарное. Но Сады не так жу мрачны судя по настроению композции и не виноваты в происходящем. Что касается меня-любимое место композиции-это середина, где вступает мужской хор в джазовом стиле. Заключительная вещь исполняется Лесли Дункан, которая так же пела на легендарном альбоме Pink Floyd. Не зря все же Алан разбавил исключительно мужской Проект-альбом только выиграл от этого. Баллада-«Ели бы я могла тебя переубедить» повествует о страдании женщины, которая хочет простого счастья, но не может его получить, потому что не может переубедить мужчину. Нужно «попробовать» снова, только бы он переоценил все и изменил свое мнение, ведь так хорошо вместе и не нужно будет притворяться, что ты не одинока и счастлива. Но судя по всему ничего не вернуть и не пройти заново. За кадром осталось только, а почему так грустно вышло. Но первая часть альбома слегка приподнимает эту завесу, давая возможность слушателю самому разобраться и найти ответ.
© 2005 Powerlion
The Turn Of A Friendly Card (1980) 1980 The Turn Of A Friendly Card
Оценивать этот альбом сколь приятно столь и сложно. Одна из самых мелодичных и красивых пластинок Парсонса и компании, включающая в себя 2 хита, попавшие в 10 лучших в Великобритании и продержавшиеся несколько месяцев. По многочисленным опросам поклонников, альбом был признан лучшей работой Алана Парсонза и Эрика Вулфсона, опередившей даже Tales of Mystery. Людские пороки и психологические проблемы видимо вышли на первый план у авторов и теперь мы видим альбом, рассказывающий об гэмблерах и азартных играх. При первых аккордах May be a price to pay мы погружаемся в красочный мир аранжировок альбома. Космический звук, переливающийся всеми цветами радуги, журчащий, напряженный, динамический, плотно вплетающийся в эту игру вокал и завораживающий текст, говорящий про то, что не все спокойно в королевстве датском. Ведь нужно будет рано или поздно расплачиваться за порок и здесь обитают отнюдь не ангелы, здесь есть и господин и слуга. А слуга-это ты, игрок и происходит здесь что-то явно нехорошее, в этом Доме. Дом-не просто игорное заведение, это внутренний мир игорока и его социум одновременно. Games People Play первая песня, попавшая на вершины хит-парадов. Ленни Закатек превосходно исполнил вокальную партию, композиция насыщена отличными спецэффектами, богатыми аранжировками, полюбившимися уже «космическими» звуками. Люди играют в игры в «полночь», как проходит жизнь и на что ее тратят, когда у других людей растут дети. Этим подчеркивается тот факт, что их жизнь уходит на удовлетворение собственных амбиций и противоречит естественному продолжению рода человеческого. Однако, you take it or you leave it-то есть выбор все равно есть. Следующий хит Time так же взлетел к вершинам английского и американского хит-парадов, прекрасная баллада, на которой впервые показал свои вокальные способности Эрик Вулфсон-мягкий, бархатистый голос повествует о скоротечности времени и его вечности, сравнивая его с рекой, утекающей в море, люди встречаются и расстаются, не зная о том, втретятся они вновь или нет. Небольшое отвлечение от основной темы альбома подчеркивает необходимость жить «полной чашей», а не сублимировать. Общая звуковая картина Time неразделима с текстом, парящий звук, красивая перкуссия рисуют огромное пространство, в котором есть и реки и моря и много-много воздуха. Если бы был снят клип на эту песню, то непременно с дельтоплана или вертолета. I don’t wanna go home. Этот трек вырастает из Time клавишной темой, которая подчеркивается прозрачными «тарелками» и «треугольниками», обрывающимися напористой роковой композицией. Закатек поет в своем фирменном эмоциональном стиле, возвращаясь к теме игроков и игр, обращаясь к другу-игроку, называя его damn fool, пытаясь показать тщетность его устремлений, обнажая нелицеприятные детали, прибегая к аллегориям: «Ты не сможешь поймать обезьяну, прыгающую за твоей спиной». Такое ощущение что поет игрок про игрока, говоря и про себя, что похож на выстираную тряпку, но при этом домой не хочет. Завершает композицию кода с темой из вступления, ритмикой похожая на бой часов. Вторая сторона пластинки начинается с инструментальной вещи The Gold Bug. Остается только догадываться, почему Алан и Эрик назвали эту вещь по рассказу Эдгара По, но тем не менее, лейтмотив рассказа гармонично вписывается в тему альбома. Из мухи всегда можно сделать слона и не только. К гэмблерам это относится тоже. Красивая композиция, в которой играет знаменитый саксофонист Мэл Коллинз, часто используется во всяких заставках к телепрограммам. Удивительная ритмика, с точностью боя часов и завораживающее эффекты делают ее одной из жемчужин альбома. Далее мы в предвкушении-заглавная вещь пластинки The turn of a friendly card в пяти частях общей длительностью порядка 15 минут. Открывает ее первая часть с тем же самым названием-короткая прелюдия, с красивой, запоминающейся мелодией, живым оркетром и акустической гитарой. Поет Крис Рейнбоу, знакомый нам по хиту Winding me up. На сей раз он продемонстрировал то пение, которое наиболее полно раскрывает его вокальные возможности. Вместо попытки неумело выразить смысл текста я просто приведу перевод фрагмента:
Вот мрачные лица и блестящие цепи
И маховик вечного двигателя
Они ходят на скачки и оплачивают выиграши,
Скрывая эмоции
И они считают, что так им будет жить легче
Но Господь знает, что им будет только тяжелее
И игра не закончится, даже когда ты поставишь весь мир
На свою счастливую карту.
Здесь есть четкие ассоциации-вечный двигатель-рулетка, мрачные лица-букмейкеры и игроки. Второй трек сюиты Snake eyes олицетворят собой процесс игры, как бы отсчитывая такты партий в двадцать одно, snake eyes-seven, eleven. Just one more… It’s gonna be alright… Дай еще карту, семерка, туз, еще одна-перебор, но все будет хорошо… примерно так. Вокальное многолосье, вкропление шума, имитирующего суету игорного заведения, напряженный делает эту роковую вещь слушабельной и запоминающейся, а соло Бейрнсона, записанное на первом плане наполняет ее энергетикой. Надо сказать, одна из самых локаничных по тексту вещей Проекта, похожа на детскую считалочку. Следующий напряженный инструментал остер как и его название-Ace of swords. Напряженное настроение, передающее композицией ничто иное как борьба за птицу счастья, борьба смертельная, всепоглощающая и бессмысленная. Далее идет великолепный трек Nothing left to lose, показывающий результаты этой борьбы, человек, опустошенный, который практически уже все потерял-молодость, здоровые эмоции, здоровье. И самое главное, выводы какие-то уже сделал, к сожалению, слишком поздно. Эрик поет спокойно, даже несколько отрешенно, и кажется, что наоборот-не так уж все и ужасно. В этой песне мне кажется есть что-то от The Beatles. В конце трека мощный роковый рефрен с темой Snake eyes и великолепным гитарным соло. Заключительный трек-The turn of a friendly card part 2 красиво завершает альбом, подводя итог, красивый оркестровый финал с гитарным соло, растворяющийся в тишине оставляет об альбоме восторженное впечатление.
© 2005 Powerlion
Eye In The Sky (1982) 1982 Eye In The Sky
Успех The turn… поднял планку для участников Проекта очень высоко и во многом разнообразие работ по стилистике, концепции, характеру звучания и аранжировок требовало новых поисков и высокого качества материала. Альбом Eye In the Sky оправдал ожидания и соответствует самым строгим критериям. На сайте www.theavenueonline.info встретилась такая фраза как комментарий к альбому An Arista press kit described it as "a cautionary tale about the loss of individualism." Полагаю, что рекорд лейбл не сам это придумал. Многие перепечатанные статьи про APP наперебой говорят, что The turn… завершил период концептуальных альбомов, а музыка стала коммерческой и не столь интересной. Попробуем понять справедливы ли эти утверждения. Давным-давно, когда на безымянных катушках я слушал этот альбом, считал, что на сборнике 83 года безбожно урезанная Eye in the sky, а на альбоме полная. Дело в том, что исторически так сложилось, что Сириус и Глаз неразделимы. Они играются вместе на всех концертах, вместе появляются на радиоротациях. Причем, до сих пор. Короткая инструменталка Sirius (1:48) получилась настолько емкой, динамичной, что до сих пор поражает слух. С нее можно начинать тестировать качество звуковоспроизводящей аппаратуры. Итак, садимся поудобнее в точку наиболее благоприятную для восприятия звуковой сцены и нажимаем Play. Нарастающий гул синтезатора появляется из тишины, на него накладывается клавишный перебор в левом канале, монотонно отстукивающий барабан и следует подряд несколько мощнейших аккордов, чем то отдаленно напоминающие начало Voyager с Пирамиды. Здесь мы узнаем знаменитую тему Сириуса, на фоне которой развивается тема ударной секции, завершает эту короткую и яркую картину гитарное соло Бэйрнсона. После этого музыка затихает. Оставляя рифф ритм и бас гитар, с которых начинается Eye in the sky. Ну кто не слышал эту вещь? Думаю, таких немного. Эрик непревзойденно поет этот хит. Он поет от имени Большого Брата, Всевидящее Око которого видит насквозь наши помыслы. Видимо Правый Глаз Гора, выбранный как изображение фронт-кавера альбома, символизирующий солнце, связан в контексте альбома с внутренней установкой индивидуума – есть кто-то кто все видит и неустанно следит. Children of the moon. Тема высшего разума развита в этой композиции, Дети Луны-некие идолопоклонники, утратившие себя в сложном мире, для которых речи мудрецов и ритуалы полностью подчиняют своим собственным слабостям и символизируют ничтожность отдельной личности. Стоит обратить внимание, что Левый Глаз Гора и есть Луна (однако символ, которым помечена композиция несколько иной). Хотя сама композиция солнечна как и весь альбом, передает легкую грусть скромным вокалом басиста Дэвида Пэтона. Gemini-близнецы-эта минималистичная пьеса, плавно сменяющая Детей наследует любимый прием Роджера Вотерса-текст, написаный в виде списка. Опять таки рассуждение о близнецах, которые живут, надеются, слушают и производят бесконечно количество действий, вдруг встречаются и разбегаются в разные стороны. Подразумевается судьба, ее прихоть и зависимость от прихоти судьбы. Крис Рейнбоу своим бархатистым вокалом рисует это фаталистическое рассуждение как заправский мудрец, погружая слушателя в волны теплого бриза. Чем дальше-тем больше, Silence and I уже практически депрессивная песня-одиночество, чувство несправедливости, неудачная попытка снять с себя бремя негативного опыта, который напрямую связан с личностным кризисом. Грустный вокал Эрика повествует о гармонии тишины и личности, но если бы не было тяжко на душе. Мелодичная, красивая семиминутная композиция с замечательными гитарными соло, оркестровкой и замечательным рефреном в середине, то неуемно веселым, похожим на шаманские пляски, то напористо агрессивным, напоминающим «Время, вперед!». Вторая сторона пластинки начинается с задорного рок-н-ролльного трека-«Смотри не обожги пальчики». Одна из песен для Ленни, где его талантливое пение выражает сарказм и игривость. Можно сказать, что это игра призрака с индивидуумом, который черезчур любопытствует. И все это происходит в сознании героя. Опять таки признание зависимости его от предрассудков и невозможность перебороть их влияние. Очень звонкая, искрящаяся композиция, насыщенная гитарным звуком пробуждает от меланхолии после прослушивания Silence and I. Psychobabble или Бред сумасшедшего. Одна из дучших вещей альбома, недаром практически ни один концерт или сборник не обходится без нее. Клавишная тема и мощный бас, переплетающийся с «бочкой», резкий вокал Элмера Гантри, который нам знаком уже по May be a price to pay, мощная психоделическая вставка в середине композиции, динамические смены ритмов подчеркивают смену настроения героя, проснувшегося после кошмарного сна. Мы слышим опять как бы голос из-вне, того самого Большого Брата, которому совершенно наплевать на переживания простого смертного. I don’t care It’s all psychobabble rap to me. Следующий трек (mammagamma)-прямо таки инструментальный боевик, сразу вспоминается Люцифер, густой звук, электронные ревербирации, запоминающаяся тема, играемая несколькими инструментами и психоделическая вставка всередине трека. Замечу, что Люцифр и Маммагамма часто играются на концерте как поппури и называются Luciferama. Поражает концовка-такое ощущение, что отрубили топором. Если слушать громко, то после такого финала оглушит тишина. Step by step-всегда сравнивал эту вещь с Games people play-не только потому что ее поет Ленни, она по настроению и отчасти по аранжировкам сходна, особенно если вспомнить «журчание» и «кваканье» синтезаторов, переходы перед и после гитарных соло. Что касается текста, то здесь мы видим ответ героя на его усталость быть пешкой, винтиком, простым смертным. Он теперь знает что ему нужно делать-возвращать свое-подумать о себе, он признается себе в том, что был неудачлив и им манипулировали, найти силы и «шаг за шагом, понемногу, еще чуть ближе, и буду у заветной цели». Заключительная вещь Old and Wise-хит всех времен и народов. Как и Eye in the sky она до сих пор не сходит с ротаций радиостанций всего мира, попадает в сборники рядом с прославленными хитами Queen, ELO, 10СС и других легендарных групп. Грустное оркестровое вступление, воздушый. проникновенный вокал Колина Бланстона, саксофонная завершающая композицию партия Мэла Коллинза. Проникновенный текст, перекликающийся с Silence and I и Shadow of a Lonely Man, мы видим, что человек приходит к старости и мудрости одновременно, конечно хотелось бы немного по-другому. Замечательное смысловое продолжение Step by step. Шел в гору, а пришел… старость. На этом фоне переживание о потере близкого человека кажется еще более тяжелой. Вот и развязка «потери индивидуальности». Таким образом, идея альбома вполне прозрачна, в чем то она перекликается с Dark side of the moon при поверхностном анализе.
© 2005 Powerlion
Ammonia Avenue (1984) 1984 Ammonia Avenue
Редко бывает много подряд идущих ровных по качеству альбомов, взлеты сменяются падениями, кризисами и наоборот. Этот альбом я услышал первым из всех альбомов Парсонза и приметил сразу несколько замечательных вещей. В это время (в 1987 году) был выпущен на фирме Мелодия пластинка the best of… 83 года, в которой был анонсирован You don’t believe из Ammonia Avenue. И вот что примечательно, слушал я этот сборник, не имея под рукой альбома, и мне казалось, что eye in the sky был именно на Ammonia Avenue, хотя и было некое на этот счет сомнение. Дело в том, что первый трек Prime Time напоминает Eye in the sky. Эту композицию поет Эрик в той же манере, аранжировки так же близки по духу да и композицонно обе песни похожи. Можно сказать, это первый акт самокопирования. Тем не менее, как ни парадокально, это не делает Prime Time вторичной, скажем так-эта вещь незабываема как любой вкусный «боевик», прекрасно слушается и поется. Вулфсон поет в ней о той самой замечательной секунде, тому шансу в жизни любого человека, ради которого, как говорят, стоило жить. Это можно сравнить с выходом в эфир в Прайм Тайм-«может быть звезды были правы»? Когда задумываешься о концепции работы, смотря на обложку альбома и понимешь то, как должен выглядеть Аммиачный Проспект, вдруг переворачиваешь конверт и видишь на бек-кавере ученых-химиков, смотрящих (не без восторга) на огромный завод, а так же таких же химиков, зарывшихся лицами в землю, насыпанную в кюветы, как бы пряча их от камеры, говоришь-ну точно, это про нашу многострадальную экологию! Хотя ничего подобного в текстах нет. Второй трек Let me go home выполнен в характерной закатековской манере, агрессивно с различными залихватскими подвываниями. Собственно говоря и здесь мы видим самокопирование, уж очень похожа эта вещь на I don’t wanna go home. Даже название по какому-то странному стечению обстоятельств схоже. А вообще композиция хороша, несмотря на свою вторичность. Текст также продолжает тему одиночества, потерянности и усталости, хотя бодрое пение как бы немного не вяжется с таким текстом, накладывая на него тень иронии. One good Reason-совершенно нехарактерная для Проекта песня, Эрик поет легко, иронично, сама аранжировка с характерным соло Бейрнсона, несколько «механической» ритм-партией и пульсирующим органом. Текст подстать духу композиции-игривость, театральность-«мне нужна причина-дай мне ее, просто так я не буду тебя выслушивать… я буду наступать на одни и те же грабли, без потерь, проигрышей или выигрышей, я просто так играюсь и не желаю у тебя лишний раз спрашивать». Следующая вещь на альбоме Since the last goodbye прекрасная баллада, исполненная Крисом Рэйнбоу так же напоминает старую и прекрасную песню, а именно Old and wise. Опять таки напоминает в хорошем смысле-великолепная мелодия, красивая гамма инструментов, светлая, немного грустноватая, ностальгическая лирика, повествующая о потере и расставании навек. Мелодия Since… чуть ли не с первого раза запомнилась мне, и буквально не покидала меня долгое время. Следующий трек Don’t answer me относится к плеяде золотого фонда Парсонза, эта вещь играется на всех концертах, качует из сборника в сборник. В 84 году эта песня завоевала достаточно высокие рейтинги в хит-парадах и по ней было снято занятное видео в стиле комикса. Это уже третий трек на Ammonia Avenue в исполнении Эрика Вулфсона. И опять таки-замечательный. Размеренный ритм с «кастаньетами», легкая, карсивая мелодия, соло на саксофоне Мэла Коллинза. Тематика песни чем то отдаленно напоминает Eye in the sky. Вторую сторону винила открывает Dancing on highwire в исполнении Колина Бланстона, трудно что либо отметить выдающегося в этом треке, в целом-достаточно добротный, хорошо сыграный, гармонично вплетающийся в общее восприятие альбома. Сравнение жизни с танцем на канате, необходимость в уверенности, равновесии и указание на переменчивость жизни при помощи любопытнейших метафор (The silver plated hero meets the golden hearted whore, the odds'll give you zero she'll be leaving in a few days more)-таков смысл этой песни. You don’t believe-прекрасная песня в исполнении Закатека-мощный, динамичный номер, в который было вложен успех Люцифера и Damned if I do. Особенно интересна в этом треке ударная партия и сопровождающая ее тема-жесткая и напористая, You don’t believe-это стремглав летящий табун мустангов через прерию. На фоне общего настроения альбома эта композиция выглядет несколько неожиданно. Такое ощущение, что вдруг в альбом добавили вещь совершенно с другого диска. О тексте стоит сказать отдельно-это второй случай, когда Эрик использует построение фраз в виде списка:
My words, your expression 
My land, always your possession 
My song, your production
Это гимн противоположностям, личностям, не способных понять друг друга, собственно о чем красноречиво говорит название песни. Следующая инструментальная композиция-Pipeline-Трубопровод-можно отметить, что это настоящий сюрприз-жемчужина пластинки, мелодичная, динамично развивающаяся главная тема, оригинальный рисунок ритмических переходов, прекрасное соло на саксофоне, ставшее уже традиционным богатое оркестровое оформление. Название трека как бы оправдывает несуществующую концепцию альбома, которая была бы логична в контексте дизайна конверта диска. Заключительная композиция-она же заглавная Ammonia Avenue. И опять поет Эрик! Рекордное число lead-вокалов на диске. Баллада в стиле Silence and I с великолепным интермеццо с акустической гитарой и оркестром, красивой мелодией и стихами. А вот и комментарий «The title track was inspired in part by a Petro-Chemical plant in Middlesborough, England». http://www.biblioteka.agava.ru/vi/ammonia_avenue.htm - вот что порой может навеять лирика Эрика и Алана. Пожалуй я воздержусь от комментария этой великолепной баллады, ее просто лучше послушать. Подводя итог, скажу главное-эта пластинка во многом вторична и этим проигрывает своим предшественникам, в ней отсутствует стройная концепция, характерная для альбомов Проекта, но тем не менее в Ammonia Avenue есть основное неоспоримое достоинство и уникальность-более мелодичного альбома у Эрика и Алана не было до того и не выходило и в дальнейшем. Так что, он достоин особого приза-приза слушательских симпатий.
© 2005 Powerlion
Vulture Culture (1985) 1985 Vulture Culture
Не прошло и года как появился восьмой диск The Alan Parsons Project. Честно говоря, сразу приходит в голову мысль-поставили на поток, началось хитописание, поп-наводнение. И естественно, что можно ждать хорошего от столь скороспелой работы? Потому стоит ли сильно критиковать этот диск? "an unsparing look at modern society, at contemporary relationships and the business of popular culture." Это по утверждению Arista. Если присмотреться к обложке альбома, Хищная Культура, изображенная в виде символа-самопожирающей змеи, логичным является такое заявление. То есть, опять таки появляется намек на концептуальность работы. Итак, что же это на самом деле? Let’s talk about me. Неплохой трек, но уже по нему можно сказать, что гениального творения ждать не приходится. Ну как говорится и на том спасибо. Дело в том, что к тому моменту один отнюдь не второстепенный участник Проекта отошел от работы с Аланом для озвучивания фильма LadyHawk. Это Эндрю Пауэлл. А это значит, что оркестра мы здесь не услышим. Во вступлении к Lets’s talk… слышно негромкое бормотание Mr. Laser Beam (он же Lee Abrams, однин из фэнов Алана). Короткая динамичная вещь в исполнении басиста Дэйва Патона с гармоничным гитарным соло и красивыми бэк-вокальными решениями. «Поговорим обо мне» - призыв к ближнему понять себя, попробовать разрешить собственные сомнения, однако желаемого трудно достичь. На этот трек был отснят ролик, сюжет которого демонстрирует попытку такого диалога между партнерами. Женщина всячески пытается подвигнуть мужчину к диалогу и натыкаясь на его индеферентность (он непрестанно смотрит бейсбол по телевизору), мстит, подкидывая в комнату дымовую шашку. Вторая песня с пластинки Separate lives в исполнении Эрика – среднетемповая поп-роковая композиция, на ней мы слышим переливы клавишных инструментов в сочетании с соло акустической гитары, здесь примерно можно оценить общее звучание альбома-незамысловатое, ненавязчивое и легкое. О различных жизненных путях, их пересечении, разделении их между двумя судьбами, встречах и расставаниях – текст возвращает нас к незыблемым темам, уже поднимавшимся авторами, например, в таких песнях как Time или Gemini. Days are numbers (the traveller) – баллада, гармонично продолжает предыдущий трек, по настроению и звучанию так же подтверждает первоначальное ощущение от прослушивания Separate lives. Мелодизм и простота, некоторая грусть и воздушность, ощущение расставания с чем-то как бы подчеркивают философию путника-лирического героя, однообразность смены дней и бесконечность странствия. Следующая вещь Sooner or later. И опять поет Эрик Вулфсон о вечных темах правды и лжи, личной свободы и зависимости. Ну слишком она похожа на Don’t answer me, тот же темп, характер пения и настроение и опять мы на ней слышим подпевки, так характерные для этой пластинки. В целом, хороший хит, не больше-не меньше. А вот следующая вещь – заглавный трек альбома заслуживает особого внимания. Пожалуй самая оригинальная, самая экспрессивная и мы в ней узнаем Проект образца 79-82 годов. Ироничность и эмоциональная сила вокала Ленни в совокупности с гармоничным бэк-вокалом заставляет встрепенуться после достаточно размытой и однообразной первой стороны пластинки. Сильна в этом треке и саксофонная партия, Мэл Коллинз лишний раз доказал, что он - настоящий мастер. В этом треке мы наконец услышали содержательный лейтмотив про хищную культуру, про жестокие реалии коммерческого искусства, которые диктуют акулы современного шоу-бизнеса. Пару раз проскальзывают фразы про Wall Street и Hollywood. Hawkeye – Соколиный глаз продолжает тему Vulture Culture. Этот динамичный, свежий, великолепный инструментал зарабатывает еще одно весомый плюс в пользу альбома. Конечно, во первых – изумительная саксофонная тема, выразительная перкуссия, во вторых, легкость и непринужденность настроения, чем то напоминает ощущение от композиции One step beyond группы Madness. Этот трек был настолько хорош, что его использовали во многих телепередачах, радиоэфирах в качестве звукового сопровождения или заставок. Somebody out there. Хорошая песня в исполнении Колина Бланстона с переменной ритмикой, добротным гитарным соло. Просто хорошая песня с крайне интересным текстом, который, возможно связан с объявленной темой альбома. Личностный кризис, безумие, усталость, кошмары, о которых говорится в тескте, объяснимы в условиях «хищной культуры». The same old sun. Заключительный трек с вокалом Эрика. Уже традиционным у авторов Проекта стало завершение своих альбомов мелодичными грустыми балладами, Vulture Culture не стал исключением. И опять тема повествования пересекается с Old and wise – свет ушел из жизни, надежды рассыпались в прах и ночь нескончаема. Только старое солнце светит над головой по утрам, а по ночам - луна. Вот так вот все плохо. Но сама песня хорошая – это вне всякого сомнения, вообще надо отметить, что вторая сторона альбома значительно лучше первой. В заключение хотелось бы сказать, что альбом Vulture Culture значительно уступает предшественнику – Ammonia Avenue, но между тем в нем есть жемчужины, ради которых стоит его приобрести. Что касается концептуальности, то здесь вопрос крайне спорный, ведь хищная культура пожирает не только саму себя, но и души людей, кто связан с ней, на что, видимо, и указывает ликрика альбома.
© 2005 Powerlion
Stereotomy (1986) 1986 Stereotomy
Стереотомия – термин, придуманый Эдгаром По, встречается в его рассказе «Убийство на улице Морг», обозначает способ укладки тротуарной плитки – в «шахматном порядке». Если попробовать перевести это слово, то получится что-то вроде «хирургическая операция на стереосистеме». Эрик же ассоциировал это слово с классическим роковым звучанием. Авторы в который раз подтверждают свою любовь к творчеству американского мистика, наследуя его терминологию. Альбом получился неожиданным. Не потому, что последние две пластинки уже не вызывали бурный восторг, а потому что стиль, дух этой работы кардинально отличается от Проекта, к которому привыкли слушатели. Stereotomy. Первая же вещь погружает в транс этой необычной пластинки, тихое вступление, неторопливое композиционное развитие, резкие аккорды главной темы, несильно акцентированный, но тем не менее сильный вокал Джона Майлза. Когда заканчивается этот трек длинным фейдингом, оголяя мистические диалоги, с удивлением замечаешь, что он, оказывается, длится более семи минут. Текст заслуживает особого внимания – он не менее воздушен и мистичен, чем сама музыка. Герой песни попадает в какое-то удивительное окружение, претерпевает метаморфозы, преващется в камень, меняет цвет, разрезается на куски, не чувствуя боли. Beaujolais. Такое вот удивительное французское вино. Как известно, алкоголь – одно из средств уйти от внутренних терзаний, волнений и вообще отличный транквилизатор. Об этом поет Крис Рейнбоу в этой презабавнейшей песне. Характерный звук альбома – резкие ударные и перкуссия, электронные спецэффекты, ложащиеся на диалоги и звуки разливаемого вина и звона бокалов, отличное соло Бейрнсона. В этом треке ирония, задор и бесшабашенность. Urbania. Урбания – это то, что нас окружает – шум автомобилей, тесные улицы, дымящие заводы, спешащие люди. Облик индустриального города, суматошного и всепоглощаующего. Слушая эту инструментальную композицию невольно представляешь сырой утренний туман, автомобильные пробки, трубы заводов и суету. Но представляешь это, как будто глядишь из окна огромного небоскреба. Трек открывает шум и гудок проезжающих авто. Композиция очень насыщена сменой ритма, красивыми рисунками баса, красивым саксофонным соло, резкими гитарными риффами и раскрашивающими индустриальную картину клавишными. Limelight. Здесь слушателя ждет сюрприз – на пластинке именитый гость – Гарри Брукер из группы Procol Harum. Нужно отметить, что этот популярный хит исполняли достаточно многие артисты, например, на мадридском концерте 2004 года Limelight спела небезызвестная Бонни Тайлер. «В свете рампы» - замечательная баллада, один из лучших треков альбома, обладающий красивейшей синтементальной мелодией, которую великолепно исполнил великий музыкант. Гитара Бейрнсона замечательно украсила этот трек превосходным соло. Актер в свете рампы. Его огромное желание показать зрителям и неоценившим его людям его способность видеть мир в другом свете, раскаты далекого грома и свет далеких солнц. Этот шанс ему дает Свет Рампы. In the real world. И опять у микрофона Джон Майлз. Эта вещь выполнена в старой роковой манере, напоминает You’re gonna get your fingers burned, но записана резче, отчетливее, очень сильная гитарная композиция. Опять Алан с Эриком обращаются к теме неустроенности, «неправильности» реального мира, в котором нужно жить, как заклинание – «сколько же одиноких в реальном мире…». Как то не вяжется такой тескт с бодрым и оптимистичным вокалом Майлза… Where the Walrus? Название этого трека было придумано под влиянием уже известного нам мистера Лазерного Луча (mr. Laser Beam). Он комментировал два предшествующих альбома и критически о них отозвался. “Where’s the Walrus?” – спросил он , имея ввиду, видимо классические песни Проекта наподобие “I’m The Walrus” у Биттлз. Где же он? Да на этом альбоме! Мощный ритмичный инструментал с многочисленными сюрпризами. Это и многочисленные соло на саксофоне и бас-гитаре, психоделические интермеццо, внезапные композиционные переходы, весь этот компот завораживает и заставляет признать, что пресловутого Моржа найти крайне тяжело. Ближе к концу этого почти восьмиминутного трека мелодия резко обрывается-наступает гробовая тишина, слушатель расслабляется, но через мгновение, она опять появляется как поезд из тоннеля и обрушивает опять шквал инструментов. Здесь мы опять услышали цимбальные соло, напомнившие про Lucifer и I Robot. И вот фейдом Волруса мы слышим вступление к Light of the world, открывая картину ночного города, медленная баллада, подчеркивает «роковость» пластинки резким вокалом Грэхема Дая. Огни мира представляются в виде темной долины, расстилающейся под норами, в которой располагается урбанистичный город. Здесь авторы обращаются к теме потери полноты жизни, старения. Огни мира - символ веры и жизни потерянного человека. Chinese Whispers – короткий инструментал (1:02), состоящий соло на акустической гитаре и красивого электронного аккомпанимента с еле заметной перкуссией, в конце трека слышна неразбочивая женская речь-видимо это и есть китайский шепот. Stereotomy Two. Это короткая реприза первого трека альбома, шквальная, ударная, сологитарная, одним словом – кульминация, которую мы не услышили в Stereotomy (One?). Можно уверенно сказать, что Stereotomy – альбом поворотный, с самобытным звучанием, Алан и Эрик фактически создали стилистику нового Проекта – проекта середины-конца 80-х.
© 2005 Powerlion
Gaudi (1987) 1987 Gaudi
Последний альбом, выпущенный под грифом «The Alan Parsons Project» для меня был и остается одной из самых удивительных пластинок. Услышал ее я сразу после выхода в свет. Как я уже говорил, что мое знакомство началось с Ammonia Avenue. Gaudi был вторым оцененным мною номерным альбомом Проекта. Помимо всего прочего, получилось так, что именно он был издан в Советском Союзе фирмой Мелодия. Потому этот диск до сих пор связан с ностальгическими чувствами и воспоминаниями. Как видно из названия, Алан и Эрик обратились к теме «Архитектура конца 19 - начала 20-го столетия». Пластинка посвящена каталонскому архитектору Антонио Гауди, построившему в Барселоне собор Святого Семейства. La Sagrada Familia. Эта почти девятиминутная пьеса начинается с речи нарратора, кратко вводящего слушателя в курс дела (а то вдруг он не знает кто такой Гауди), с шума ветра, боя колоколов, проезжающего кэба, летящего вертолета. После этого загадочного пролога вступает клавишная тема и Джон Майлз поет красивую лирику – она воздушна, загадочна, насыщена возвышенными фразами и эпитетами. Тескт носит религиозную окраску и прекрасно вписывается в музыкальный материал. Отличная динамика и композиционное построение в сочетании с богатыми аранжировками показывает, что в музыке важна архитектура, декор, мощь, масштабы. В La Sagrada Familia мы слышим очень много эмоциональных фрагментов с бэк-вокалом, одну партию которого исполняет Эрик Вулфсон, скрипичные партии, соло на саксофоне и гитаре. Особую окраску вносят кастаньеты, литавры и духовые. Too Late. Вокал Ленни Закатека. После патетики Святого Семейства добротная гитарная вещь как нельзя кстати. Альбом «Гауди» характеризуется пространственностью звука, монолитностью и фундаментальностью аранжировок, таким образом Алан и Эрик перевели на язык музыки архитектурные работы. Too Late в этом смыле не исключение: умеренный ритм, обогащенная басом ритм-секция, традиционная гитара Бейрнсона, подчеркнутая легкой ревербирацией, Закатек поет без привычного надрыва, спокойно. Слишком поздно-повествование о прошедшем и о том, что уже никогда не произойдет. Невольно вспоминаешь о том, что Антонио Гауди умер, не достроив собор и о том, что каждый ушедший человек что-то в своей жизни не успел сделать. Closer to heaven. Божественная баллада с вокалом Вулфсона. Божественная и глубокая, грустная и возвышенная, она повествует о разрыве между людьми, о том как все вокруг замечательно-и небо голубое и птица летит и все так близко к небу, но в тоже время без любви и из голубого неба текут слезы. «Ответь на вопрос честно - это реальный мир и рай для идиотов?» Таков грустный лейтмотив этой композиции. Аранжировки здесь выше всяких похвал-саксофонное соло с реверберацией, богатая перкуссия, рассыпающаяся в колонках различными стереоэффектами, красивое балладное гитарное соло. Standing on higher ground. Эта песня считается главных хитом альбома, постоянно играется на концертах и входит в различные компиляции The Alan Parsons Project. Мощный ритм, экспрессивная клавишая тема, традиционный роковый вокал, многочисленные подпевки окрашивают эту вещь в особый цвет-сказка, с одной стороны и сатира с другой, иногда некоторые моменты напоминают знакомую нам Pyramania. Текст песни тоже оставляет похожее ощущение-лирический герой, от имени которого поет Баррадейл, видимо божество либо фараон, который смотрит с возвышения на людей, он безгрешен, он не знает лжи, он живет по настоящему и его путь всегда проходит над всеми, на возвышении, это подтверждает и хор, который поет, да, мол у тебя свой высокий путь. Money Talks. Деньги умеют говорить. И это доказывает Джон Майлз в этой роковой песне. Власть денег над людьми – основная идея этого великолепного текста, неизбежность, постоянство этой власти, страсть к азартным играм, о которой уже шла речь в альбоме The turn… Red skins, white sox… money talks. С музыкальной стороный – это великолепная роковая вещь с отличным вокалом, гитарными риффами соло, отменный эмоциональный заряд, виртуозность, здоровая агрессия – это все Money Talks. В этом плане песня близка Snake eyes… seven eleven. Inside Looking Out. Медленный, текущий как большая полноводная равнинная река, насыщенный шумом города, голосами толпы, длинным рефреном, с проскальзывающей акустической гитарой. Эрик поет гимн Мечтателям, благодаря которым на земле сотворяются чудеса и о том, что времени мало, день, момент может быть упущен, Мечтатель должен использовать его - не откладывать. Эрик демонстрирует свою уникальную способность, открытую в песне Time делать такие медитативные композиции, которые можно слушать бесконечно долго. Paseo de Gracia. Улица в Барселоне. Трек медленно вырастает из Inside Looking Out, голоса затихают, слышен бой колоколов и часов, такое ощущение, что наступают сумерки и мы опять видем прекрасный собор Святого Семейства. Следует интереснейшая прелюдия, в которой слышна тема La Sagrada Familia, она резко обрывается и следует красивое соло на акустической гитаре, выполенное в лучших испанских традициях. Закрывает альбом тема припева La Sagrada Famila с гитарым соло, кастаньетами и литаврами. Этот превосходный инструментал играется на концертах как часть La Sagrada Familia.
© 2005 Powerlion
Freudiana (1990) 1990 Freudiana
Три года молчания Проекта невольно наводили на мысль, что Gaudi может стать последней пластинкой Алана Парсонза. И вот в один из летних дней в районе проспекта Мира в студии звукозаписи появился в списках «Alan Parsons – Freudiana 2 LP». Вот как - двойной альбом! Записан он и оценен был молниеносно. В последствии этот CD удалось купить спустя 3 года по заказу в Италии (оказалось, что это пластинка Эрика Вулфсона!!! А это значит, что Проекта больше не существует). Диск невозмозжно было найти в Москве – он был издан ограниченным тиражом, поэтому никто о нем не знал даже на расчудесной «Горбушке». Спустя еще пару лет я случайно его обнаружил в ЦУМе. Сейчас проблемы достать эту работу практически не существует – диск был переиздан даже пиратами. Первое впечатление от альбома было неоднозначным – это, безусловно, почерк Алана и Эрика, но звук, аранжировки, изобилие разнообразных, в том числе таких именитых как Лео Сэйер и Эрика Стюарта вокалистов, хора, отдельных треков, записанных в оперном стиле открывали принципиально новое направление, которое дейтсвительно нашло продолжение. Фройдиана была поставлена в виде мюзикла Эриком Вулфсоном и Брайаном Бролли в Вене и посвящен жизни и работе отцу психоанализа Зигмунда Фрейда. Эрик в дальнейшем выпустил в свет еще три мюзикла Gambler, Gaudi и More tales of mystery and imagination, в которые вошли старые номера из альбомов Gaudi, Turn…, Eye… и Steretomy. Gambler был выпущен в виде альбома на корейском языке. И все же Фройдиана – совместная работа Алана и Эрика, изначально диск был запланирован как 11-й альбом Проекта. The Nirvana Principle. Как в добрые старые времена альбом открывает инструментальный трек. В нем собраны любимые приемы авторов, заключенные в динамическое развитие лейтмотива альбома – Feudiana, do you wanna be somebody… Прекрасное медитаивное начало, чем-то напоминающее Voyager, оркестровые решения Пауэлла в развитии, сильная кульминация и резкое завершение, которое обнажает «звуки природы» чем то напоминающие вечернее стрекотание сверчков, в котором прорывается звук, похожий на флейту. Freudiana. Хит альбома, который поет Эрик Вулфсон. Это ничто иное, как увертюра с хорошо запоминающейся мелодией – лучшие традиции Eye in the sky. По этому треку было снято видео и сам он занял одно из ведущих мест в творчестве Алана и Эрика. Пространственность звучания и эмоциональность отличают эту композицию, которая подчеркивается мощным окончанием с гитарным соло. Помятуя концепцию альбома обращаем внимание на текст – в нем герой знакомится с миром Зигмунда Фрейда, читая книгу и «встречается» в ней с пациентами великого аналитика, пытается посмотреть в себя и найти в себе то, что раньше не видел. I'm a mirror. Эта песня спета знаменитым Лео Сейером, популярным певцом начала-середины 70-х. Экспрессивный, напористый трек с мощным динамичным оркестровым рефреном, подстать Winding me up. Вокал прогрессирует в своем напоре к концу композиции. Роль психоаналитика, от лица которого поется в этой песне крайне сложна, ведь он должен раскрыть глаза пациента на мир и показать, что музыка жизни гармония, когда ты счастлив. Little Hans. Так звали юного пациента Фрейда. Так называется и четвертая песня с альбома Freudiana. В ней есть что-то от Beatles, что-то от Beach Boys, необыкновенная легкость и красота. Речь идет о ребенке, с которым работает опытный Профессор, открывающий ему глаза на мир и говорящий с ним любезно и вежливо, что видимо никогда не делали с ним его родители. Dora. Еще одна пациентка Зигмунда Фрейда. Эта вещь – лирическая баллада в исполнении Эрика Вулфсона, воздушна и пространственна, Вулфсон сам как бы беседует с Дорой, успокаивает ее, помогает поверить в то что страхи и кошмары только плод ее фантазии. Funny You Should Say That. Начиная с этого трека Фройдиана становится больше похожей на мюзикл. Вокальная группа Flying Pickets разыгрывают настоящий спектакль. Начало песни напоминает начало Pyramania, да, в общем, и весь дух композиции получился очень пираманский. Сатирический и немного гротескный тон вокальных партий, искрометно наскакивающих друг на друга, внезапно сменяющих друг друга создают целостность игры, которую подчеркивает намеренно придавленный аккомпанемент, лишенный высоких регистров и басов в сочетании со спецэффектами сменяется патетическим хоровым припевом. Композиция описывает некоторые сновидения, особенность личностных переживаний вызванных сновидениями, непонимание, удивление и смех окружающих, вызыванные рассказами снов. You're On Your Own. В этом треке появляется женский вокал, мало того стилистика, ритмика его напоминает Don't hold back из Eve. Хорошая поп-роковая композиция не выходит за рамки настроения и звучания альбома, а лишь разбавляет его в хорошем смысле слова. Здесь мы слышим хорошие гитарные партии и смену вокальных акцентов, и короткие саксофонные партии. Песня посвящена отношениям матери и сына. Достаточно сложно проанализировать текст этой вещи, но тем не менее понятно главное. Сын рано или поздно вырастает, становится мужчиной и покидает дом матери. Может ли мать принять неизбежность этой утраты? Может ли она понять, что это нормальный ход развития личности? Far Away From Home. Еще одна композиция в исполнении Flying Pickets. На этот раз нет задорно-ироничного звучания, это красивая баллада, исполненная в сопровождении симфонического оркестра. Среди бек-вокалистов в ней можно узнать голос Эрика. Одна из самых красивых мелодий альбома и лучших вокальных решений. Это песнь отчаяния пациентов Фрейда The Wolfman, The Ratman и The Judge. Надежда найт свой мир и себя вдалеке от дома воплощается в мечтах и сублимациях. Уберет ли могучай рука камень с их многострадальных душ? Главное – верить и идти вперед. Композиция Let yourself go посвящена знаменитому Жану-Мартену Шарко, известному французскому неврологу, одним из учеников которого был Зигмунд Фрейд. Он первый доказал, что истерия – неврологическое заболевание и снимал состояния истерии при помощи гипноза. Фрейд благодаря Шарко выявил психологические причины возникновения невралгических заболеваний. Как и любое новаторство, идеи Шарко были неодобрительно оценены современниками. Текст песни в определенном смысле отражает эти факты. Что касается музыкальной стороны композиции, то можно сразу отметить медитативность настроения, подчеркнутое бархатным вокалом Эрика Вулфсона, которое сменяется напористым припевом, с оригинальной саксофонной партией, хотя при этом практически не меняется темп композиции. Безусловно, один из интереснейших номеров альбома. Вторая часть диска (логически его можно разделить на две примерно равные части как делят двойной альбом на два разных виниловых диска) открывает инструментал Beyond The Pleasure Principle. Оркестровое вступление, с мощными литаврами, играющее лейтмотив альбома, основная тема, старательно наращиваемая все большим и большим количеством иструментов сменяются саксофонным соло. Сила и эмоциональность этой вещи выше всяких похвал. Принцип удовольствия или удовлетворения – основа развития личности и критерий ее зрелости. В этом инструментале мы как бы пытаемся окунуться в таинство основополагающего термина Профессора. Он является прелюдией к более мюзиклоподобной части пластинки, которая касается непосредственно работ Фрейда. The Ring. Это песня – сюрприз, ее поет знаменитый Эрик Стюарт, великолепный вокалист и музыкант группы 10СС. Эта композиция, немного грустная, в меру агрессивная, насыщенная эффектами, гитарными риффами и соло чем то отдаленно напоминает дух альбома Гауди. И это не удивительно – песня посвящена загадочному Кольцу. Речь идет про кольца, которые носили соратники и последователи Зигмунда Фрейда. В период раскола психологических теорий, разрыва с Юнгом, был организован комитет семи членов движения, в круг которых входил и сам Фрейд, он и подарил каждому по античной гемме, которые в последствии были обрамлены золотыми кольцами. Это содружество было гарантом того, что теории Учителя не погибнут, и будут развиваться и популяризироваться. Sects Therapy. Весьма забавная композиция - гротескный вокал, сатирическая форма текста, исключительная оркестровая аранжировка, великолепные бэк-вокальные решения отличают эту песню. Пожалуй, можно ее отнести к группе Пираманий. В данном случае идет речь о психологических практиках, которые весьма сомнительны как в плане эффективности так и пользы для здоровья. Некая доктор Рут рекомендует пациенту посещать различные секты с целью избавления от ряда комплексов, чему послушно следует пациент. No One Can Love You Better Than Me. В этом треке поют четыре вокалиста каждый свою партию, один из которых – Эрик Вулфсон. Великолепная баллада, состоящая из четырех частей, за неполных шесть минут мы слышим и оркестр и хор и красивые гитарные и саксофонные соло. Композицинное богатство, пространственность, мелодичность отличают эту вещь. Тема… Эдипов комплекс. Эдипова семейка поет свой гимн. Здесь мы увидим привычные стереотипы, продиктованные многолетними семейными и социальными традициями современному обществу (отец – голова семьи, мать – сердце семьи, сын – гордость семьи, дочь – цветок семьи). Никто не может любить тебя больше чем я – формула, благодаря которой в семьях не бывает стабильности, вырастают инфантильные люди и возникают психологические проблемы. Don't Let The Moment Pass. Эта вещь не менее значимая, чем предыдущая в концепции альбома. Посвящена она такому психологическому феномену, который в просторечье называют «розовые очки». Картина романтического идеализма прекрасна, нельзя никак позволить ей исчезнуть. Но ведь все понимают, что за углом подстерегает жестокое разочарование, которое рождает скепсис и цинизм. С музыкальной стороны эта вещь в двух словах может быть выражена строками из самой песни A symphony in the night. Симфоническая аранжировка и красивый женский вокал. Upper Me. Эту композицию поет Эрик Стюарт – почетный гость Проекта Фройдиана. Традицонный трек The Alan Parsons Project образца 1985 года, роковая вещица, играемая в среднем темпе, некоторые моменты вокальных решений отдаленно напоминают 10СС, например Wall Street Shuffle. Во всех отношения хорошая добротно написаная песня. Основная идея, которую доносит до слушателя эта песня – взаимоотношения между составными частями личности Эго и Ид. Управляющий и ведомый, Супер-Эго – это та составляющая, которая вносит коррективы в поведение, продиктованные родителем, Ид – та часть, что стремится к удовольствию. Фраза How can I keep my hero alive очень хорошо характеризует сопротивление Ид Супер-Эго. Upper me – это то, что происходит в мозге помимо воли сознания. Freudiana. Инструментальная версия овертюры Фройдиана. Пожалуй, это самый лучший перформанс Эндрю Пауэлла на этом альбоме. В общем можно сказать, вообще одна из самых сильных его работ в таком коротком формате. Загадочное вступление, за которым динамично, разнообразно, красиво оркестр развивает и вырисовывает главную тему альбома симфоническими и духовыми инструментами и совершенно неожиданным образом врывается соло на саксофоне. В некоторых фрагментах Фройдиана звучит как немецкий военный марш. Destiny. Короткий вокальный трек, который исполняет Крис Рейнбоу. Слушая эту мелодию появляется ощущение грусти, прощания с чем-то, слишком близким и привычным. Это обращение психоаналитика к своему пациенту, мантра-напоминание о его главной цели помочь человеку найти свою судьбу. There But For The Grace Of God. Заключительная баллада, великолепнейшая вещь в исполнении Джона Майлза. Красивая мелодия, которая начинается клавишной темой, подхватывается оркестром, смягчается женским бэк-вокалом, обогощается саксофонным соло. Лучшие традиции La Sagrada Familia вдохнули в эту композицию необычайную теплоту, красоту и яркость. В комментарии авторы этот трек обозначили «Гимн человеческим условностям». Условности эти – есть попытка объяснить устройство мира, в котором живет человек и его представления об этом мире. Попытка заглянуть на мироустройство максимально объективно. Подводя итог этой работе, что психологическая тематика, обращение к личности, ее свободе и сходым темам встречались у Проекта и раньше и здесь мы видим апогей развития этой темы. Это не просто концептуальный альбом – это театральное представление и по стилистике и по содержанию, новый виток в развитии музыки Алана и Эрика. Но, увы, он был последним, поскольку вместе они как авторы больше не работали.
© 2005 Powerlion
Try Anything Once (1993) 1993 Try Anything Once
Прошло три года с момента релиза Фройдианы и свет увидел новый альбом, подписанный Аланом Парсонзом. Узнал я об его выходе прямо окло ДК Горбунова ну и соответсвтенно сразу купил. Всегда ожидаешь что-то лучшего от новой работы. И, может быть, потому несколько разочаровываешься. Не хочу сказать, что эта пластинка плоха, но после после разрыва творческих отношений Эрика и Алана можно было бы предсказать некоторый спад. Но тем не менее альбом получился дочтаточно ровный и приятный. И еще вот что – с приходом CD формата временные рамки альбомов несколько увеличились и привычные 40 минут превратились 60. На касте альбома мы видим знакомые имена – Бейрнсон, Эллиотт, Пауэлл. Дизайн великолепен, от Сторма Торгесона. Пластинка звучит в лучших традициях, теперь Алан пишет песни вместе с гитаристом Яном Бейрнсоном и Эндрю Пауэллом. Итак, Алан решил Попробовать Нечто Снова. The Three Of Me. Вокал Дэвида Пака, вокалиста группы Ambrosia, которую в 70-е годы Парсонз продюсировал и записывал. Потетический трек, в котором есть интересные симфонические картины, многообещающее вступление, оригинальные эффекты, смены темпов и ритмов, ненавязчивые гитарные соло. Запоминается психоделический фрагмент с безумным смехом ближе к концу композиции. Очень неплохи так же и бэк-вокальные элементы. Текст, видимо, рассказывает об ощущениях шизофреника в период обострения заболевания – мистер Джонс не понимает, что с ним творится, отвечает за себя самого, что его нет дома, слышит галлюцинации и, судя по всему, ничто не может понять и тем более с этим сделать. Само эмоциональное наполнение трека хорошо передает с одной стороны комичность, с другой стороны тревожность. Turn it Up. Песня чем то напоминает настроение альбома Stereotomy. Выразительный вокал Криса Томпсона и яркое гитарное соло Бейрнсона, неплохие бэк-вокальные вступления. В целом добротная, но не слишком заметная вещь на альбоме. В тексте композиции – призыв к дейтсвию и рассказ о том, что под лежачий камень вода не затечет. Мол, бороться нужно со злом, а не сидеть на заборе, от чего может только задница заболеть. В общем, Turn It Up – make it louder, если во что то веришь. Wine form the water. Второй раз сотрудничает Эрик Стюарт с Аланом Парсонзом и благодаря ему в композициях появляются характерные приемы от группы 10СС, что благотворно влияет на их качество. Характерное многоголосье, в которое вплетается гитара, интеллигентные клавишные темы и мы вспоминаем конец 70-х, начало 80-х, золотое время расцвета квартета великолепнях музыкантов. И такую песню написал Парсонс с Бейрнсоном. Песня повествует о чуде, работе не иллюзиониста, а настоящего волшебника, а может быть очень искусного иллюзиониста, у которого ни в карманах ни за пазухой ничего не найдете. Тескт напоминает самые лучше ироничные работы Проекта, такие как Pyramania или Money Talks. Beakaway. А вот и инструментал – ну все как в лучшие времена, причем инструментал очень сильный. Выразительный саксофон, электронные эффекты, гитарные риффы и богатая перкуссия, привычные динамичные композиционные решения моментально выносят этот трек в число самых интересных на данном альбоме. Mr. Time. Мистер Время – самая длинная песня на альбоме, но тем не менее этой длины не чувствуется, она скомпонована таким образом, что слушается легко и несоздается впечатления затянутости. Вступление и кода а-ля Pink Floyd, неожиданно яркий женский вокал, немного мне напомнивший манеру пения Стиви Никс (ну конечно же я не сравниваю его с тембром Стиви), спокойно-флегматичный, он неожиданно становится напористым, когда Джеки Копланд исполняет припев. В разрыве вокальных частей мы слышим психоделический рефрен с красивыми басовыми и гитарными решениями. Тема времени-властелина, который рано или поздно приходит, наступает. Он неумолим и вечен. Jigue. Джигга, танец такой забавнынй. И забавный инструментал с альбома Try anything once. Кельтские мотивы на флейтах сменяются вычурными гитарными соло, звонко рассыпаются «кастаньеты», неожиданно вступает саксофон, и вся эта смена красок подчерскивается виолами. Яркая, запоминающаяся тема в каждом фрагменте вбирает в себя все больше и больше инструментов. И конечно красивейшее соло на акустической гитаре. Пожалуй этот трек продолжил лучшие традиции инструментала Freudiana и добавил в копилку творчества Парсонза немного фолка. I’m Talkin’ To You. И снова у микрофона Дэвид Пэк. Эту энергичная песня с наличием интересных бэк-вокалов можно отнести к разряду твердых «середнячков». Как, например, In The Real World из Stereotomy. Хорошо обозначенный вокал, крепкие ритм-гитарные партии, где нужно-немного виолончели, так чтоб немного и коротенькое гитарное соло. Не шедевр, но тем не менее, очень хороший номер. Что касается содержания текста – житейские истины, перечисляемые, насколько я понимаю, обращены на воспитание молодого поколения. Мол, всякое в жизни бывает, сынок. Иди, мол, вперед – я тебе говорю. Siren Song. Баллада, поет ее Эрик Стюарт. Воздушность, мягкость, красивые вокальные модуляции, хоровое сопровождение, мягкое звучание акустических и электрогитар придают медитативность, волшебность звучанию. Песня Сирены – безусловно самая красивая и мелодичная на альбоме. И к красивой мелодии должна быть написана красивая лирика. Так оно и есть – лирика не уступает музыкальному материалу. Мечта о волшебном острове, на котором поют Сирены, о том месте, откуда не захочется уезжать никогда. Dreamscape. Медитативный инструментал, погружающий в транс, построенный на красивейшем гитарном соло. Пространственный звук очень точно отражает название этой композиции. Back Against The Wall. Поет Крис Томпсон. Хрипловатый надрывный вокал, хорошая мелодия, сильная эмоциональная подача. Самая лучшая роковая композиция альбома. Она приправлена отличным бэк-вокалом, хорошим рефреном со спецэффектами, сменой ритма, отличным гитарным соло. Слушая этот альбом первый раз мало композиций может понравиться на нем сразу, но Back Against The Wall в этом плане – исключение. Образ стены – это как покровительство силы либо напротив, ее противостояние, стена – это все что угодно – общественное мнение, поддержка друзей либо агрессия противников. Re-Jigue. Инструментальный трек, потетическая композиция, короткая реприза Jegue. Очень хорошо композиционно вписывается в альбом. Оркестр и гитарное соло отлично прорисовывают развязку, которой нет в композиции Jigue. Oh Life (There Must Be More). Заключительная баллада альбома в исполнении Дэвида Пэка. Мелодичность, эмоциональность, красивое вокальное решение дает нам возможность вспомнить лучшие баллады Проекта такие как Old and Wise, Ammonia Avenue. Что-то отчасти есть в ней и от ряда композиций альбома Pink Floyd The Division Bell. Безусловно, достойное завершение альбома. Текст баллады - любовная лирика, крик женщины - Oh Life… There must be more - стремление жить и любить полнее. И она пытается найти путь к этой прекрасной жизни.
© 2005 Powerlion
On Air (1996) 1996 On Air
Прошло еще три года и появился еще один альбом новой генерации, к этому моменту Алан начал работать вживую и было проведено несколько туров. А первым его выступление было участие в фестивале Night of the Proms в 1990 году. А в 1995 году была выпущена концертная пластинка The very best live. Концертный состав коллектива называлась Alan Parsons Band. Альбом On air был издан в комплекте с бонусным CD-ROMом, на котором были размещены любопытные информационные материалы, связанные с созданием альбома, несколько видеороликов, фотографии, баографические справки и конкурс на звание самого осведомленного любителя творчества Парсонза. Несколько позже альбом был переиздан в версии DTS. Надо отметить, что Алан этой пластинкой показал, что он во всеоружии, готов экспериментировать со звуком и писать новые песни, не уступающие по качеству старым. On Air, на мой взгляд, как альбом интереснее и слушабельнее Try Anything Once. Кроме того, Алан вернулся к созданию концептуальных работ и выбрал интересную и совершенно неожиданную тему –воздухоплавание. Об этом красноречиво заявляет торгесоновская обложка и буклет к диску – он изобилует фотографиями воздушных шаров, самолетов и дирижаблей. Саунд альбома получился даже черезчур атмосферным, видимо такой успех задуманной идеи и послужил поводом сведения и выпуска DTS – версии. Итак, On Air, полет начинается. Blue Blue Sky. Короткая овертюра в исполнении Эрика Стюарта. Проникновенная мелодия под акустическую гитару и пение птиц. Пилот выходит к своему крылатому коню и собирается улететь к горизону и коснуться голубого-преголубого неба. И завершает композицию пролетающий самолет на сверхзвуковой скорости – великолепнейший эффект. Too Close To The Sun. Поет новый вокалист Нейл Локвуд, который участвовал в турах Alan Parsons Band. Прозрачная, светлая композиция, насыщеная легкой реверберацией, которая придает ей атмосферность, воздушность. Клавишные модуляции, слегка отдаленный саксофон, умеренный, но билзкий к слушателю вокал создает ощущение полета. В середине композции слышны детские голоса на фоне инструментальных переливов саксофона, баса и клавишных. Поэзия полета, свободы, непередаваемых впечатлений, иллюзорность приближения солнца умиротворяет и разливает вокруг свет. Blown By The Wind. И снова поет Стюарт. В этой балладе еще сильнее прорисовано ощущение полета, вокал Эрика парит в воздухе, рассыпаясь в ревербирационных эффектах. Прекравно вливается в пение хор в припеве, воздушное гитарное соло и оркестровое сопровождение создают сюрреалистичную картину. Путешествие, не имеющее конца, полет по ветру через дожди и пустыни к морю – это все что нужно, чтобы почувствовать полноту жизни и свободу. Cloudbreak. Заканчивается воем ветра предыдущий трек и возникает инструментальная композиция, отчетливым басом разрывающая облака. Оркестровый бэкграунд, резкие гитарные риффы и соло, превосходные ритмические рисунки и разнообразная перкуссия, как бы разлетающаяся в разные стороны, цокающая, щелкающая. И все это грамотно сопровождается спецэффектами и ревербирационными решениями. Так и видишь лучи солнца, пробивающиеся через красивый рисунок облаков. Некоторые приемы отчасти напоминают Nucleus из I Robot. I Can't Look Down. Поет Нейл. Довольно шумно-энергичная вещь. Средний темп, который разражается в припеве в шквал. Гитарные акценты, напористый бас, интересный эффект плавающего вокала-он то ревербирирует, то приближается, то разносится по звуковому пространству, то наливается хоровыми подпевками в припеве. В конце трека отличный эмоциональный взрыв – энергичное гитарное соло, мощная перкуссионная наполенность. Песня про боязнь высоты – закройте мне глаза, я боюсь летать, вот двигатель откажет и никакие Небеса меня не спасут. Ну зачем придумали самолеты? Brother Up In Heaven. И опять Нейл. На этот раз после такого напористого трека мы слушаем балладу. Простое начало – голос и фортепиано, понемногу вступает оркестр, ритм-секция, нарастает эмоциональность, затем следует соло на акустической гитаре. Нейл великолепно справился с пением – в лучших традициях Колина Бланстона. Следует отметить, что эта песня посвящена летчику Эрика Манси, двоюродного брата Яна Бейрнсона, погибшему в 1994 году. Fall Free. Еще один роковый трек, чем то напоминающий I Can’t Look Down. Даже копозиционное построение и напористость в этих песнях схожи. Но тем не менее даже такое незначительное самокопирование не умоляет его достоинств. Вокал в этом треке просто выше всяких похвал – эмоциональный, разнообразный. И особенное место в нем занимает гитара Бейрнсона. Ну в общем то и барабанщик здесь тоже не подкачал – хоть и ударные здесь немного уходят на второй план – заметно их разнообразие и красота. Если посмотреть клип на эту композицию, то становится понятно что это за свободное падение – спортсмены на досках ныряют вниз к земле, вычерчивая в небе замысловатые фигуры. Свобода и полет – вот к чему стремятся люди, природа которых не снабдила крыльями. Apollo. Этот инструментал возвращает нас в 82 год к треку Mammagamma. Знакомые модуляции. Но это уже совершенно другая Mammagamma. Парсонз безусловно отдает дань моде в электронной музыке. Применив популярное звучание драм-машины, наложив на нее массу различных инструментов и эффектов, он получил шестиминутную композицию, которая смело примыкает к разряду инструментальных хитов. Здесь мы слышим и прекрасно записанные риффы гитары и хор и оркестр и отрывки речи Джона Кеннеди и вообще массу интересного. Вот такой вот неожиданный трек. А посвящен он серии кампаний НАСА по лунным экспедициям. So Far Away. И вот еще одна замечательная баллада, сочетающая в себе воздушность и свет. В вокальной партии что-то есть от Beatles, блестящее многоголосье, бархатистый вокал. И весь инструментальный набор, уже ставший традиционным в этом альбоме, звучит великолепно. Песня посвящена первопроходцам, летчикам-испытателям, их созидательному и опасному предназначению. One Day To Fly. Вступление мне напомнило Ammonia Avenue. Фортепиано, акустическое соло, композиционное развитие, включающее оркестр. Брахатный вокал Грэхема Дая (знакомого нам по альбому Stereotomy), красивая мелодия, воздушность звучания ставит эту балладу на одну ступень с великолепной Blown By The Wind. Лирика возвращается к теме о желании человека летать рядом с птицами, преодолеть силу тяжести и страх. Blue Blue Sky. Конечно же поет Эрик Стюарт. Это финальная часть, реприза трека, с которого начался альбом. В отличие от первого трека она обогащена перкуссией, оркестровой кодой, сожержит два (а не один) куплета. Оркестровое завершение этой песни пожалуй одно из самых запоминающихся мест альбома.
© 2005 Powerlion
The Time Machine (1999) 1999 The Time Machine












A Valid Path (2004) 2004 A Valid Path












Автор обзоров Powerlion

© 1998-2016 Kherson The ILP project